Киргизия в прицеле экстремизма

Четверг, 28 декабря 2017 05:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Новость последних дней – в Киргизии правоохранительные органы задержали 11 сторонников запрещенной в республике и России религиозно-экстремистской организации (РЭО) «Хизб ут-Тахрир». Этот и другие многочисленные факты свидетельствуют, что экстремизм, ранее чаще всего отмечаемый на юге страны, пустил корни в киргизской столице и районах, прилегающих к ней, тем самым приблизившись к центру государственного управления, к интеллектуальному и духовному сердцу страны.

Об экстремизме вслух

Задержанные экстремисты предлагали жителям и гостям столицы литературу экстремистского толка, значительное количество которой силовикам удалось изъять, но, в отличие от книжонок, идеи, посеянные в сознании людей, остались. С одной стороны, произведенное задержание говорит об эффективности работы киргизских правоохранителей, с другой стороны, указывает на реальные проблемы – ведь неизвестно, какие всходы дадут те посеянные идеи.

Эксперт по военным вопросам и проблемам безопасности Токтогул Какчекеев в беседе с корреспондентом портала EADaily рассказал предысторию появления в Киргизии РЭО. «Религия всегда присутствовала у нас – в обрядах, на похоронах, свадьбах. Присутствовала в сдержанном, скажем так, виде, – повествовал Т. Какчекеев. – Но когда появился первый ученик из пакистанских медресе, киргизские юноши вдруг повально устремились в исламские университеты, где проповедуют ваххабизм, салафизм и другие крайне агрессивные течения. У нас был случай – мулла послал своего сына учиться в Пакистан. Когда тот вернулся, сказал отцу: ”То, что ты делаешь, это извращение ислама. Мы должны воевать. Если ты не перейдешь на нашу сторону, я, отец, убью тебя”. Вот такие реалии.

Откуда это?

Ученые дают новые трактовки историческим событиям. Легко догадаться, что советский период у них не в почете. Зерна падают на благодатную почву. Приезжает откуда-то эмиссар – что-то подправляет, что-то подкручивает, что-то проверяет, оставляет наставления и уезжает до поры до времени. А здесь уже – пожалуйста, «спящая ячейка». А из этих ячеек разрастаются «религиозно-административные территориальные деления», назначаются эмиры. Примерно так происходило в Чечне. Теперь эта зараза и у нас появилась».

Об этой самой заразе в Киргизии регулярно рассказывается в сводках киргизских правоохранителей. Несколькими днями раньше упомянутой в начале информации пресс-служба МВД Киргизии сообщила о задержании в Джалал-Абадской области семи членов ячейки РЭО «Хизб ут-Тахрир». Обыски в домах подозреваемых доказали: члены группы распространяли литературу экстремистской направленности и даже хранили взрывные устройства и взрывчатые вещества, к которым прилагалась соответствующая инструкция по изготовлению средств уничтожения людей.

Нынешний декабрь для силовиков Киргизии оказался особенно «урожайным». Государственный комитет национальной безопасности (ГКНБ) Киргизии заявил о задержании гражданина, находившегося в международном розыске за преступления экстремистского характера. Гражданин Х.М., так к нему сегодня обращаются следователи, прибыл в Киргизию с целью легализации, создания подпольной религиозно-экстремистской организации для ведения вербовочно-пропагандистской деятельности.

В декабре он оказался не единственным провалившимся «пропагандистом». Пресс-служба МВД Киргизии обнародовала очередную новость – «задержан гражданин КНР А.А. 1973 года рождения, который с 2016 года осуществлял вербовку людей для участия в вооруженном конфликте в сирийско-иракской зоне. Установлено, что только за три последних месяца вылетал пять раз маршрутом Бишкек–Стамбул, при этом использовал поддельный паспорт на имя гражданина Кыргызской Республики».

Весь год правоохранители информировали общественность республики об очередном «персонаже» типа«Х.М., который выполнял задания зарубежных экстремистских центров по осуществлению подрывной деятельности в Киргизии. Информируя, правоохранители призывали к бдительности. Да, да! Будьте бдительны, если врач или преподаватель в вузе заведет с вами разговор о «Всемирном исламском халифате».

Сказанному есть основания: в начале 2017 г. в прилегающем к Бишкеку Аламединском районе были задержаны семь членов экстремистской ячейки. Среди них двое оказались представителями интеллигенции – один работал врачом, второй преподавал в вузе. Удивительно, но в работе «интеллигентов» методы физического давления и устрашения, то есть террора, не исключались.

Кстати, о терроре. 18 августа ГКНБ Киргизии призвал население республики к бдительности в связи с усилением попыток организации терактов в стране. Угроза, как сообщили в ведомстве, исходила от международных террористических организаций, в частности от «Джамаат таухид валь-Джихад» во главе с Абу Салахом – Сирожиддином Мухтаровым, объявленным в розыск за организацию теракта в посольстве Китая в КР 30 августа 2016 г.

Прошло десять дней с момента данного заявления, и киргизские чекисты подтвердили свою правоту – в ходе спецоперации, проведенной в Жайылском районе Чуйской области, ими была пресечена деятельность вооруженной террористической бандгруппы, оказавшей вооруженное сопротивление. Результат: двое членов группы уничтожены, один задержан. Он-то и пополнил ряды отбывающих наказания за преступления террористической и экстремистской направленности. Таковых на сегодняшний день, как сообщил недавно председатель Государственной службы исполнения наказаний Киргизии Таалайбек Жапаров, в республике насчитывается 180 человек. Это значит, что за три года количество экстремистов, приговоренных к различным срокам заключения, выросло более чем в два раза.

На этом статистика не заканчивается, но ее анализ наталкивает на мысль, что экстремистская деятельность на территории республики приобретает нарастающий характер. При этом прослеживаются следующие тенденции: расползание РЭО по стране, создание региональных ячеек и их закрепление в столичном регионе республики, курирование процесса пополнения экстремистских рядов иностранными эмиссарами, действующими непосредственно в Киргизии, расширение вербовки среди работников интеллектуального труда и молодежи.

И здесь воочию видно – работы только одних правоохранительных структур по предупреждению распространения радикальных идей недостаточно. Чекисты, если уж на то пошло, устраняют просчеты, которые допустили общество и государственные институты в противодействии негативному явлению. Вопрос о том, чем занимаются остальные структуры, остается открытым.

Кто позаботится о душах?

Президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков проблему экстремизма знает, неслучайно именно ей он уделил внимание в первые дни своего управления страной. «…Так как эти угрозы имеют долгосрочный характер, – заявил лидер государства, – необходимо усилить профилактические меры среди приверженцев радикальных течений, обратить пристальное внимание на распространение экстремистской идеологии в социальных сетях, усилить работу по информационному противостоянию терроризму и экстремизму, выработать единую стратегию».

В монографии «Международный терроризм и религиозный экстремизм как угроза национальной безопасности Кыргызстана и пути ее преодоления», подготовленной в 2017 г. Институтом стратегического анализа и прогноза при Кыргызско-российском славянском университете, дается тщательный анализ соотношения усилий общества и государства по нейтрализации угроз национальной безопасности страны. В научном труде, в частности, говорится, что «в настоящее время иностранными религиозными центрами и странами, реализующими в Кыргызстане свои геополитические проекты, огромные средства вкладываются в распространение религиозной литературы, а также в развитие религиозной информационной инфраструктуры, которая бы обслуживала большей частью пропагандистскую деятельность нетрадиционных, экстремистских и деструктивных религиозных течений».

В связи с этим авторы издания обращают внимание на такую «странность»: в республике, имеющей более низкий уровень религиозности населения по сравнению с Таджикистаном, Туркменией и Узбекистаном, количество исламских учебных заведений превышает общее их число в Казахстане и трех перечисленных выше республиках. В то же время роль традиционного ислама в предупреждении и распространении радикальной идеологии в Киргизии могла бы быть значительно выше, считают ученые.

«Сложные процессы в религиозной и духовной сферах сказались на роли ислама в политической жизни страны, – говорит директор института доктор исторических наук Акылбек Салиев. – И здесь возникает резонный вопрос: готово ли к такому развороту событий государство? Притом что современное мусульманское духовенство и сами верующие слабо демонстрируют активное стремление использовать возможности религии только во благо государства и общества. Скорее, можно говорить, что активность проявляют организации и лидеры оппозиционной, а порой и радикальной ориентации, противопоставляющие себя властям. Пример этому – активность радикальной партии «Хизб ут-Тахрир», влияние которой уже отмечается в средних школах. Поэтому если говорить о роли ислама в нынешней политической ситуации, то она скорее противоречива, нежели имеет конструктивную направленность.

Сложно найти факты успешной борьбы нашего официального духовенства с радикализмом. И здесь можно было бы задать вопрос Духовному управлению мусульман Кыргызстана: что оно сделало в идейном противостоянии с радикальными религиозными проявлениями? Официальное духовенство Кыргызстана беззубо, не видит и не знает, как на своем поле противостоять радикальным взглядам, насаждаемым «Хизб ут-Тахрир». Однако здесь повинно не только духовенство. Совершенно очевидно, что и государство должно изменить свое отношение к исламу, адекватно воспринимать реальное значение этого феномена в жизни современного Кыргызстана. Проще говоря, наша нерасторопность, зашоренность, обусловленная сложившимися стереотипами об исламе, приводит к тому, что государство упускает возможности самой религии для борьбы с религиозным экстремизмом».

По мнению эксперта по региональной безопасности Марса Сариева, высказанному информационному агентству «Спутник-Кыргызстан», Киргизия в перспективе может стать страной, придерживающейся радикальных религиозных идей. Он заметил, что сейчас в республике ханафистский мазхаб (одно из четырех учений у мусульман-суннитов) постепенно сдает позиции и набирает обороты ислам радикальный.

«Идентичность кыргызов размывается – речь о родоплеменных отношениях, им на смену приходит ислам. Если раньше в селах возникали проблемы, все обращались к аксакалам за советом, но теперь эти вопросы решает молодой молдо. Угроза будет носить совершенно другой характер. Мы можем даже не заметить, как превратимся в самую радикальную страну исламистского толка в Центральной Азии», – заявил эксперт.

М. Сариев также подметил, что в то время, как ОДКБ готовится к военному отражению внешней угрозы радикальных сил, со стороны религиозных радикалов «одновременно с этим идет атака на умы кыргызстанцев».

На вопрос о том, кто все же позаботиться о душах, ученые и эксперты Киргизии, кажется, указывают верный адрес.

Единство против экстремизма

Игорь Шестаков, сопредседатель регионального клуба экспертов «Пикир», полагает: «Более успешному противостоянию религиозному экстремизму пока мешает отсутствие тесной координации действий общественных организаций, религиозных, правоохранительных органов и других властных структур. Совместная деятельность есть, но недостаточно. А учитывая тот факт, что пропагандисты экстремистов довольно активно осваивают мигрантскую среду, необходимо также тесное взаимодействие с Россией и другими республиками, в том числе в рамках таких структур, как ОДКБ и ЕАЭС».

Потерпев военное поражение в Сирии и Ираке, международные террористические организации перегруппировывают и перенацеливают силы и средства. Запрещенная в России террористическая группировка «Исламское государство» уже сумела отвоевать себе небольшую территорию в Афганистане, куда теперь устремились ее идейные сторонники. В связи с этим угроза проникновения боевиков и радикальных проповедников в страны Центральной Азии возрастает. Для этого они попытаются внедрить новинку – тактику «автономного джихада».

Президент России Владимир Путин предлагает противопоставить новым угрозам безопасности Содружества стратегию единства. Его заявление, прозвучавшее 19 декабря на встрече с руководителями органов безопасности и специальных служб государств СНГ, зафиксировало реалии сегодняшнего дня: «В мире ситуация очень обострилась, и для нас небезразлично, конечно, куда будут возвращаться и убегать террористы после достаточно эффективных действий, как вы знаете, российских Вооружённых Сил, скажем, в Сирии. Мы понимаем, куда это всё отребье перетекает, и понимаем угрозы, которые эти «перетекания» создают для наших государств и наших народов. Поэтому так важно сотрудничество между нами».

 

Источник

Прочитано 185 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии