Вода в обмен на уголь? Такая форма урегулирования не подходит

Вторник, 19 декабря 2017 05:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Конфликт между Казахстаном и Киргизией вроде бы улажен. Взаимные угрозы прекратились, президенты пожали друг другу руки и договорились об открытии границ, торгово-транспортная война закончилась. Но можно ли считать, что все вернулось на круги своя? Тем более что конфликт затронул не только два соседних государства, но и все пространство ЕАЭС.

Представители правительств двух стран вечером 2 декабря подписали соглашение о дорожной карте, и уже в полночь 3 декабря казахстанско-киргизская граница была открыта для автомобилей и граждан. Конфликт стал быстро сходить на нет. А ведь до этого от иных горячих голов с киргизской стороны звучали призывы перейти к кардинальным мерам и дать «адекватный ответ» Казахстану.

Алмазбек Атамбаев, по чьей вине разгорелся конфликт, не сделал никаких попыток уладить его, более того, даже пытался вызвать сочувствие к своей инициативе у президента России. Все это время власти и общественные организации, пресса двух стран не переставали обвинять соседей в том, что именно они начали конфликт. Урегулировать ситуацию принужден был вновь избранный президент Сооронбай Жээнбеков, вступивший в должность в конце ноября. Это удалось сделать при его личной встрече с Нурсултаном Назарбаевым.

Хорошо, что хорошо кончается. А ведь при Атамбаеве зазвучали требования дать жесткий ответ Казахстану, жестко отстаивать интересы республики в ЕАЭС и ВТО. Например, соответствующее обращение было направлено в секретариат Всемирной торговой организации, в котором говорилось, что поводом для него стало «нарушение Казахстаном ключевых норм Генерального соглашения по тарифам и торговле и Соглашения об учреждении ВТО». Одновременно раздались призывы из уст правительственных чиновников и ряда экспертов о необходимости пересмотреть соглашения по участию Киргизии в ЕАЭС и приступить к поиску новых рынков сбыта.

Упоминались и жесткие санкции. Например, прозвучали предложения перекрыть воду соседям. «Ранее действовала система: Казахстан ввозил уголь на ТЭЦ, а Кыргызстан проводил операции по воде. Однако уже два года так не делается. Я думаю, что через какое-то время мы вернемся к такому принципу», – сказал премьер-министр Киргизии Сапар Исаков, выступая на заседании республиканского парламента 29 ноября.

Слив зимой воды из киргизских водохранилищ в реки, что питают сельскохозяйственные угодья Казахстана, мог бы привести фактически к летней засухе, когда воды не будет хватать для полива. И пусть эффект был бы не очень значителен, так площадь орошаемых угодий из той же реки Чу не так велика, сам по себе этот вариант «ответа» выходит за рамки цивилизованных отношений.

«Такой способ давления не подходит, – полагает экономический эксперт Кубат Рахимов. – Мы не должны использовать водный вопрос в качестве инструмента давления. Необходимо подняться над проблемой, так сказать, взглянуть из космоса и увидеть взаимоприемлемые решения».

Пока же эксперты не решаются назвать сумму ущерба от конфликта. Уверенно можно говорить, как о минимуме, о 100 миллионах долларов. Именно эту сумму должен был предоставить Казахстан в виде гранта, но А. Атамбаев на закате своей карьеры демонстративно отказался от него. Сами власти пока не озвучили финансовые потери из-за блокады Казахстаном границы. Вице-премьер-министр Толкунбек Абдыгулов оценил ситуацию так: «Я являюсь председателем комиссии по оценке ущерба. Уже проведено два заседания. Отработана методика оценки потерь. Сейчас министерство экономики работает с предпринимателями, чтобы оценить ущерб. Что касается мер, которыми правительство будет помогать тем, кто пострадал, то они уже установлены постановлением Кабинета министров».

«Стороны помирились, возврата к прежнему состоянию не будет. Но напряжение все же остается. Небольшое, но есть, – сказал политолог Марс Сариев. – Все-таки подобные конфликты просто так не проходят, как говорится, осадок остается. Теперь мы вновь будем присматриваться друг к другу. Думаю, в ситуации с урегулирование конфликта положительную роль сыграли Узбекистан и Россия. Например, Мирзиёев успел поговорить и с Атамбаевым, который уже сдал тогда свои полномочия, и с Назарбаевым, что привело к пониманию необходимости компромисса. Ситуация ведь сильно била не только по Кыргызстану и Казахстану, но и по соседям, по странам-участникам ЕАЭС».

Данный конкретный конфликт урегулирован, но это не означает автоматически, что между двумя странами нет проблем. Их много, как чисто двухсторонних, так и в рамках различных организаций, например ЕАЭС.

«Здесь три слоя проблем, – заявляет Кубат Рахимов. – Первый связан с глубинными процессами в экономиках двух стран, со структурой экономик, с влиянием государства. Проблемы быстро не решаются, и, более того, многие нерешенные задачи лишь усугубились. Нужно учесть, что у нас разные модели экономик.

Второй слой – это проблемы, которые можно относительно быстро решить, выправить ситуацию, что называется, в режиме ручного управления, то есть где-то поддавить, поджать кого-то. Это касается киргизских элит, желающих контролировать финансовые потоки, это «поджимание» тех бизнесменов, которые зарабатывали на реэкспорте китайских товаров. Плюс какие-то кадровые перестановки, которые могут привести к положительному результату.

И третий уровень – ситуации и вопросы, которые можно довольно быстро исправить, в том числе те, что когда-то были недоделаны или брошены на полпути, к чему относились легкомысленно, полагая, что «проскочит».

Все эти три слоя прослеживаются в дорожной карте, подписанной высшим руководством правительств Казахстана и Кыргызстана, которая почему-то пока нигде не опубликована, что вызывает недоумение у экспертного сообщества, которое фактически отсечено от выработки каких-то решений и не может повлиять на ситуацию».

Эксперт также считает, что решение конфликта может даже дать толчок развитию. «Получается, что нужно создавать некий штаб при правительстве, чтобы отслеживать развитие событий, исполнение именно этой дорожной карты, как я ее называю. Штаб может даже стать некоей площадкой не только для мониторинга кыргызско-казахстанского соглашения, но и для проведения реформ внутри страны», – считает К. Рахимов.

Пока же руководство Киргизии во главе с новым президентом присматривается, занимается кадровыми перестановками. Судя по всему, время для кардинальных решений пока не пришло, идет выработка общей стратегии, большие политические перемены еще предстоят. Соответственно, приоритет отдан решению внутренних проблем.

В частности, необходимо изыскать сумму, которая могла бы заменить казахстанский грант, те самые 100 миллионов долларов, от которых отказался Атамбаев. Ведь помириться помирились, но Жогорку Кенеш уже давно одобрил денонсацию соглашения о гранте. Для маленькой Киргизии это очень большая сумма. Проблемы же адаптации к требованиям ЕАЭС, на решение которых и должен был пойти грант, по-прежнему нависают дамокловым мечом.

 

Источник

Прочитано 226 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии