К вопросу о биологической безопасности стран ОДКБ

Понедельник, 02 сентября 2019 04:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Установившаяся система координат в мировых отношениях предполагает соперничество между державами за обладание передовыми технологиями, обеспечивающими безопасность и лидерство государства не только в военной, информационной, экономической, но и биологической области. При этом амбиции одного государства может поставить под угрозу безопасность другого государства или даже целого ряда стран, которые для обеспечения международной и региональной безопасности нередко объединяются в военно-политические союзы.

Концепция коллективной безопасности государств-участников ОДКБ гласит, что неделимость безопасности является ключевым принципом, обеспечивающим защиту интересов, суверенитета и территориальной целостности государств. Одним из основных источников военной опасности государства-участники считают возможность применения оружия массового поражения, находящегося на вооружении ряда государств. Стратегия коллективной безопасности на период до 2025 года подчеркивает проведение совместных действий, направленных на соблюдение и укрепление ряда международно-правовых инструментов, в частности, Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (КБТО) [1]. Отметим, что на сегодняшний день обязательный механизм контроля исполнения КБТО отсутствует, а значит на практике не обеспечивается всеобъемлющий режим нераспространения биологического оружия. Более того, по решению Четвёртой обзорной конференции в 1996 г. была образована Специальная группа, которая получила мандат на проведение переговоров с целью разработки юридически обязывающего документа – Протокола, определяющего механизм проверки выполнения требований КБТО. Однако США отвергли проект Протокола на том основании, что он не обеспечивает эффективного контроля и противоречит их национальным интересам, которые заключаются в обеспечении лидерства различными методами и средствами, нередко противоречащих нормам международного права. Своё преимущество Вашингтон обеспечивает, в том числе, путем размещения сети военно-биологических лабораторий в бывших республиках Советского Союза. Как мы отмечали ранее, под видом работ по обеспечению качества сельскохозяйственной продукции и деятельности по улучшению эпидемиологической ситуации в стране могут проводиться угрожающие жизни населения рискованные исследования. Не исключена возможность установления фактического тотального контроля со стороны иностранных ассоциаций и ведомств над ветеринарной и санитарно-эпидемиологической службами той или иной страны.

По-прежнему неясно, подпадают ли биолаборатории под понятие объектов военной инфраструктуры, которые в соответствии со ст.1 Протокола о размещении объектов военной инфраструктуры на территориях государств-членов ОДКБ можно разместить на своих территориях после проведения неотложных консультаций (согласования) с другими Сторонами и при отсутствии их официальных возражений. Поэтому принципиально важно понимать официальную позицию каждого государства-участника ОДКБ.

В п.19 действующей Стратегии национальной безопасности Российской Федерации прямо отмечается, что на территориях соседних с Россией государств расширяется сеть военно-биологических лабораторий США [2]. Как отметил Секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев,

«…в настоящее время США ввели в эксплуатацию более 200 биологических лабораторий по всему миру, в том числе в СНГ, на Украине, в Грузии и в Афганистане. Их деятельность имеет мало общего с мирной наукой. Наибольшую тревогу вызывают факты проведения в них экспериментов над людьми».

На состоявшейся в 2018 г. встрече Секретарей Советов безопасности стран СНГ было отмечено, что советскую систему санэпиднадзора полностью заменили контролируемые США биологические лаборатории. В результате – на Украиненеблагополучие по полиомиелиту, чрезвычайная ситуация по туберкулезу, дифтерии и кори. При этом Украина оказалась на первой строчке в рейтинге стран Европы по количеству людей, которые заболели корью в 2018 году и темпы роста заболевания, к сожалению, не снижаются, поскольку с начала 2019 года корью заболело 45147 человек. Поэтому функционирование биолабораторий на Украине может угрожать не только России, но и другому члену альянса – Белоруссии, на территории которой в 2018 г. было зарегистрировано значительное количество случаев завоза вируса кори преимущественно из Украины.

Концепция национальной безопасности Республики Беларусь закрепляет в 6 главе незаконный оборот технологий и оборудования двойного назначения, радиоактивных, химических, биологических и других опасных веществ и материалов в качестве одного из основных внешних источников угроз национальной безопасности [3]. В п.15 и п.16 Военной доктрины отмечается, что Республика Беларусь будет считать своим противником любой государственный или негосударственный субъект, деятельность которых представляет военную угрозу [4]. С учетом того, что прямого указания на биолаборатории США в стратегических документах нет, а также принимая во внимание, что вспышки и пандемии легко замаскировать под естественные, очень сложно определить характер возможной угрозы и соответственно отнести к военному виду. Более того, ни Президент Белоруссии, ни МИД, ни КГБ, ни Государственный пограничный комитет ни Совет министров, Совет Республики Национального собрания (НС) и Палата представителей НС не представили свою позицию по вопросу деятельности данных лабораторий. Отсутствие какой-либо оценки по данному вопросу и растущая протестная активность в республике при этом может быть использована как инструмент давления на Минск с целью открытия биолабораторий на территории Беларуси. Для поддержания стабильности собственного государства и обеспечении военной безопасности официальному руководству страны необходимо взять курс на укрепление общей безопасности в рамках ОДКБ.

Определенное понимание по данному вопросу российская сторона нашла с другим своим союзником по военно-политическому блоку – Республикой Армения (РА), на территории которой находятся несколько биолабораторий. В связи с тем, что Военная доктрина РА в качестве внешних угроз рассматривает незаконное распространение и транзит оружия массового поражения, представитель РА Армен Григорян на ежегодной 6-й встрече Секретарей Советов безопасности государств-членов СНГ отметил, что «вышеупомянутые лаборатории полностью находятся под контролем соответствующих государственных органов страны и что Армения всегда проявляла и продолжает проявлять готовность сотрудничать с заинтересованными сторонами в области биологической безопасности». Из данного комментария следует, что контроль со стороны соответствующих органов за деятельностью данных биолабораторий еще не означает отсутствие иностранных специалистов на этих объектах, и, в частности, сотрудников военных ведомств США.

Отметим, что сотрудничество в данном направлении ведется не только по линии лабораторий, к которым имеются вопросы у Российской Федерации, но и по линии официальных государственных центров страны, например, Института молекулярной биологии (ИМБ) Национальной академии наук Армении. Основные направления деятельности ИМБ поддерживаются правительством Армении, другую часть средств Институт получает благодаря международным грантам, которые предоставляются Международным научно-техническим центром (основное финансирование предоставляет ЕС и США), НАТО в рамках программы «Наука ради мира и безопасности», Госдепартаментом США и др.

17 декабря 2018 Министр иностранных дел России С.Лавров в интервью радио «Комсомольская правда» сообщил, что с Арменией и Казахстаном завершается процесс подготовки документа, который будет гарантировать неприсутствие иностранных военных в этих биолабораториях. Несмотря на то, что российские специалисты были допущены к американским лабораториям на территории союзной нам республики, премьер-министр страны Никол Пашинян заявил, что раньше подобное соглашение обсуждалось с армянскими властями, но при новом правительстве с российскими коллегами подобная тема не обговаривалась. Однако противоречивые заявления сторон не умаляют значения о готовности обсуждать вопрос совместного использования указанных лабораторий, что в случае достижения соглашения лишь укрепит уже имеющееся сотрудничество между Россией и Арменией в области биологической защиты. Так, в рамках реализации распоряжения Правительства с 10 по 20 декабря 2018 г. были организованы курсы повышения квалификации для специалистов из Армении и других стран. В ходе подготовки были рассмотрены актуальные вопросы эпидемиологии, микробиологии, лабораторной диагностики чумы, а также основы безопасной работы с патогенными биологическими агентами.

Отличная от остальных ситуация складывается на территории Казахстана, который имеет природные очаги сибирской язвы и чумы.  В связи со свободным транспортным потоком в рамках Евразийского экономического союза, а также трудовой миграции, наличием путей движения животных и птиц, воздушных масс борьба с имеющимися угрозами для стран постсоветского пространства имеет особую значимость.

(по материалам Директора Казахского научного центра карантинных и зоонозных инфекций им. М. Айкимбаева, Ерубаева Т. К. на ХIV Межгосударственной научно-практической конференции «Обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия в государствах-участниках СНГ» Россия, г. Саратов, 20–21 ноября 2018 года)

В соответствии с Военной доктриной Республики Казахстан одним из основных условий, который может привести к военным угрозам, являются наращивание объемов оружия массового поражения в мире, а также создание оружия массового воздействия, построенного на новых физических принципах (психотропного, электромагнитного, акустического и другого). Отсутствие прямого указания на биологические лаборатории является прямым отражением государственной политики страны. По этой причине в 2016 г. на деньги Пентагона был построен научный центр карантинных и зоонозных инфекций (КНЦКЗИ) имени Масгута Айкимбаева. По договору лаборатория принадлежит Министерству здравоохранения Казахстана, а в 2020 году американская сторона полностью заканчивает техническую поддержку и обучение специалистов. Надо отдать должное – казахская сторона старается обеспечивать максимальную транспарентность деятельности указанной референс-лаборатории. Об этом свидетельствуют результаты казахстанско-российских консультаций по вопросам биобезопасности на межведомственном уровне, проведенных в 2017 году и состоявшийся год спустя в указанной лаборатории день открытых дверей для дипломатического корпуса.

Однако даже казахские специалисты заявляют о потенциальной угрозе от деятельности научного центра. Амирбек Тогусов – экс-замминистра обороны Казахстана в интервью газете ZonaKZ заявил, что термин повышенная защита означает, что в лаборатории работают с наиболее опасными патогенами, которые ложатся в основу биологического оружия. Опасения также вызывает тот факт, что при выполнении научных исследований КНЦКЗИ осуществляет сотрудничество с научно-исследовательскими организациями США, находящимися порой под их опосредованным воздействием.

О государственной политике в области биологической защиты других стран-участниц ОДКБ и том, как выстраивается сотрудничество национальных лабораторий с международными организациями читайте во второй части.


Автор: Вероника Мальчикова, для «Военно-политической аналитики»
Источник: http://vpoanalytics.com/

Примечания

[1]. Конвенция о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении заключена 16.12.1971 // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXXI. — М., 1977. С. 58 — 61.
[2]. Указ Президента РФ от 31.12.2015 г. N 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 2016. – N 1 (часть II), ст. 212.
[3]. Указ Президента Республики Беларусь от 30 декабря 2011 г. № 621 // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2012 г., № 8, 1/13223.
[4]. Закон Республики Беларусь от 20 июля 2016 г. № 412-З «Об утверждении Военной доктрины Республики Беларусь» // Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь от 26 июля 2016 года, 2/2410.

 
Прочитано 77 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии