Член — судья, а судья в отпуске: попытка узурпации власти в Армении

Вторник, 25 июня 2019 04:00 Автор  размер шрифта уменьшить размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта увеличить размер шрифта

Одним из наиболее резонансных событий прошедшей недели в Армении стало избрание парламентом адвоката Ваге Григоряна на вакантное место судьи Конституционного суда. Это была вторая попытка его избрания судьей, так как в первый раз, еще в октябре 2018 года, предыдущий парламент (6-го созыва) данную кандидатуру отклонил.

Весь процесс еще с момента его начала сопровождался жаркими спорами и разночтениями. В частности, многие политики и известные юристы ставили под сомнение правомерность повторного выдвижения того же самого кандидата, ссылаясь на пункт 4 Конституционного закона Республики Армения, который гласит, что «Если новый судья Конституционного Суда не избирается, то компетентный орган выдвигает нового кандидата в судьи Конституционного Суда в месячный срок после голосования.» Уже во время обсуждения кандидатуры перед голосованием в парламенте данный факт был озвучен также секретарем опозиционной фракции «Лусавор Айастан» Геворком Горгисяном, который заявил, что «…в законе четко говорится, что президент должен выдвинуть нового кандидата. Мы знаем, что Ваге Григорян не новый кандидат. Правящее большинство могло изменить закон и подождать, чтобы в следующем году выдвинуть господина Григоряна на место, доставшееся правительству. Почему они этого не сделали, не понимаю».

Еще одним предметом обсуждения стали звучавшие ранее заявления кандидата Ваге Григоряна относительно легитимности президента Армена Саркисяна, которую он ставил под сомнение. Депутаты от оппозиционной партии «Процветающая Армения» также напомнили о сделанных ранее кандидатом подобных заявлениях в преддверии голосования. На брифинге в Национальном Собрании 5 июня вице-спикер Национального Собрания от партии «Процветающая Армения» Ваге Энфиаджян в частности заявил, что в своих интервью Ваге Григорян не раз заявлял, что действующий президент Армении был избран на должность не легитимно. «И если мы учтем данное обстоятельство, то выходит, что нелегитимный президент выдвинул на должность законного кандидата?» — пояснил Энфиаджян.

Однако, вопреки разночтениям и прозвучавшим из уст экспертов и политиков опасениям, Ваге Григорян 99 голосами «за» и 22 «против» усилиями правящего в парламенте большинства был избран судьей Конституционного суда Армении.

Подведение итогов голосования не только не завершило многочисленные обсуждения и споры, более того, стало началом нового скандала. Дело в том, что в своей речи в Парламенте Ваге Григорян заявил, что принося присягу, он становится «вторым судьей Конституционного суда» и добавил, ни много ни мало, что принимает также исполнение полномочий и обязанностей… председателя Конституционного суда. Иными словами, Григорянпровозгласил себя председателем КС, ссылаясь на свою, техническую интерпретацию закона, согласно которой в новой конституции нет понятия «член Конституционного суда», а есть лишь «судья Констицуонного суда».

Согласно предложенной Григоряном логике и невзирая на переходные и заключительные положения конституции, все остальные члены Конституционного суда «судьями не являются», следовательно, судьи лишь он и Арман Диланян, избранный после вступления в силу 9 апреля 2018 года 7-й главы Конституции 2015 года (О судебной власти) и нового конституционного закона «О Конституционном суде». А учитывая то обстоятельство, что судья Арман Диланян находится в отпуске, Григорян умозаключил, что кому же, как не ему, выполнять обязанности Председателя Конституционного суда?! Причем Григорян не мог как юрист не знать, что в отличие от судей КС, в случае с которыми можно жонглировать терминами «судья» — «член», все намного однозначно по части председателя КС, поскольку эта должность как по прежнему, так и действующим законодательством звучит одинаково.

Грайр Товмасян был избран членом Конституционного суда 2 марта 2018 года, а председателем Конституционного суда — 21 марта. Согласно переходной 213 статье действующей Конституции, председатель КС продолжает пребывать в должности до истечения срока своих полномочий, установленного Конституцией с изменениями 2005 года (до 65-летия Товмасяна). Но, как сами часто говорят юристы, «незнание закона от ответственности не освобождает». Но и она (ответственность) бывает разной, но об этом позже.

Скандальное заявление новоизбранного судьи Конституционного суда, самопровозгласившего себя Председателем КС, тут же вызвало новый шквал заявлений и споров как политического, так и чисто юридического характера, и если по части правовой оценки прозвучали преимущественно критические оценки абсурдности прозвучавшего заявления, то по политической части начался новый этап «жонглирования», основную роль в котором сыграл председатель Парламента Арарат Мирзоян. Отвечая на вопрос о том, считает ли он Ваге Григоряна председателем КС Армении, глава парламента пояснил:

«Думаю, Ваге Григорян четко заявил, что есть два судьи КС Армении, один из которых, кажется, находится за пределами страны. Должен кто-то выполнять обязанности судьи Конституционного суда Армении или нет?».

По сути, данным заявлением Мирзоян оправдал сомнительные претензии Григоряна и «задал тон» дальнейшей эскалации спекуляций. Именно после заявления Мирзояна в «игру» включились остальные «говорящие головы» правящей партии разных калибров, наперебой и с незначительным переиначиванием повторящие тезис «А что такого… Все верно, а как иначе?».

В массовое соревнование по «жонглированию словами» были брошены практически все имеющиеся в резерве силы правящей партии, вплоть до непозволительного, на взгляд экспертов, общественного вещателя в лице Общественного радио, которое на платной основе в сети FaceBook разместило материал под заголовком «Ультиматум Грайру Товмасяну — вне стен Конституционного суда».

Весь процесс, безусловно, оставляет впечатление сдирежированной властями акции массового жонглирования, однако одно дело — заявления различных экспертов, рядовых депутатов и даже различных ЗАМ-ов, и совсем другое — председателя парламента в парламентской же стране, где глава верховного законодательного органа страны самолично вступает на весьма опасный путь манипуляций относительно важнейшего института конституционности — Конституционного суда. И вот здесь, пожалуй, уже уместно вспомнить об ответственности, в частности — уголовной, а еще конкретней — статью 300 УК (Узурпация власти угрозой насилия или применения силы, а также присвоение полномочий Президента, Национального собрания, правительства или Конституционного суда любым иным способом, не предусмотренным Конституцией), статью 301 (Публичные призывы к захвату власти, нарушению территориальной целостности или свержению конституционного строя).

Возможно, многочисленные ораторы, потакающие опасным и сомнительным аферам с самопровозглашением председательства Конституционного суда, просто берут пример с первого лица парламента, задавшего тон всему процессу. Однако безнаказанность подобных действий — лишь миф, развенчание которого исключительно вопрос времени.


Источник: https://eadaily.com/
Автор: Армен Данилов-Матинян

Прочитано 312 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

  • Популярные
  • Комментарии